Звуковой портрет Казанского Кремля
 
Медиаарт     28 ноября 2018

У проекта «Звуковой портрет Казанского Кремля» — участника лаборатории мультимедийного и научно-технологического искусства TAT CULT LAB / медиаарт — самая  юная и многочисленная команда. Над инсталляцией работают преподаватели, выпускники и ученики Детской архитектурно-дизайнерской
школы «ДАШКА» КазГАСУ.

Ильвина Хазиева встретилась с авторами проекта «Звуковой портрет Казанского кремля», преподавателями Детской архитектурно-дизайнерской школы «ДАШКА» КазГАСУ,  Дилярой Галиакберовой и Индирой Каюмовой, и поговорила с ними о том, сколько человек принимали участие в проекте, как «выглядит» звучание Казанского Кремля и зачем Кул Шарифу
нужны фонтаны и ковры.

 
Как возникла идея
 

Диляра Галиакберова — автор проекта

Диляра Галиакберова: Работа над проектом началась со «звуковых прогулок» (термин, введенный канадским музыкантом, педагогом и экологом М. Шаффером — прим. TAT CULT), которые состояли из слуховых наблюдений: мы чуть расширили формат и привели его в русло идеи «созерцание места через звук». Наши ученики привыкли обращаться к слуху при восприятии архитектуры и передавать слуховые впечатления средствами графики. В результате получается графическая визуализация таких невидимых феноменов, как звуки, основанные на синестезии.

Синестезия — это особый способ восприятия, при котором некоторые состояния, явления, понятия и символы непроизвольно наделяются дополнительными качествами: цветом, запахом, текстурой, вкусом, геометрической формой, звуковой тональностью или положением в пространстве.
В июне и октябре мы выступили инициаторами нескольких подобных прогулок: организаторами стали Музей исламской культуры и музей Благовещенского собора Казанского кремля, а кураторами — недавние выпускники, ныне молодые преподаватели школы «ДАШКА». Во время воркшопов участники вели своеобразные дневники наблюдений (партитуры звучаний), заполняли анкеты, собирали аудиозаписи, прослушали мастер-классы по графике — так сформировался достаточно большой багаж материалов.
Как изобразить звук
Индира Каюмова: Рассказать о визуализации таких невидимых явлений, как звуки, непросто, но я попробую. Во время звуковых прогулок мы с учениками заполняем «партитуры» — своеобразные фиксации звучаний в различных местах кремлёвского комплекса. Они позволяют максимально быстро зафиксировать информацию о тех звуках, которые попадают в поле нашего внимания. А затем, в школе, коллективно работая над большой калькой, мы ищем характерные линии, соответствующие определенным звукам из этой партитуры. Этот процесс позволяет открыть для себя много интересных деталей: например, громкие, неприятные, раздражающие звуки хочется изобразить яркими, акцентированными цветами. Когда детям не нравится звук, они изображают его нарочито яркими и резкими линиями, а если нравится, то линиями нежными, приятными, волнистыми.
Индира Каюмова — автор проекта
Место на кальке, отведенное под смотровую площадку, выходящую на набережную, эмоционально окрашено (нижняя калька, красный рисунок слева), дети покрыли его практически ядовитыми цветами. В этот день на набережной проходил фестиваль, и агрессивная музыка звучала не только на смотровой площадке, но и в дворике Благовещенского собора. Это было ужасно! Для Кул Шариф была выбрана приятная, воздушная лёгкая визуальная подача (нижняя калька, голубой рисунок снизу). Молитвы муллы отобразились здесь в виде протяженных линий в завитках, в нежном цвете. Спасская башня в воскресные дни похожа на сплошной гул, во время которого не слышишь самого себя. Поэтому на кальке она «звучит» в резких линиях, но не так агрессивно-ядовито, как на смотровой площадке, а металлически-гулко. Это неприятно, но не раздражает.

Работа над проектом «Звуковой портрет Казанского Кремля»
На протяжении всей прогулки с ребятами мы ведем диалог. Я задаю им вопросы: «Что вы чувствуете в этот момент? Какой звук? Какой характер движений?» Они прислушиваются к самим себе и отвечают на чувственном, ассоциативном уровне, затем мы дискутируем, делимся впечатлениями, стараемся прийти к единому мнению. Работа другой команды, ребят 14-15 лет, выглядит иначе: цвета здесь другие, впечатления иные, но есть и много схожего. Для итоговой работы мы с командой преподавателей наложили все кальки друг на друга, чтобы найти что-то общее, среднестатистическое.
Художественное оформление звучания Кремля
Диляра Галиакберова: Мы решили воспользоваться площадкой фестиваля TAT CULT LAB / медиаарт, для того, чтобы поделиться результатами проведенной нами работы — так, родилась идея создания аудио-визуальной инсталляции. Инициативная группа — молодые архитекторы-преподаватели школы «ДАШКА» Алексей Москалёв, Степан Новиков, Аяз Вафин, Евгений Ярёменко, Индира Каюмова, Ильдар Нигметзянов и учащиеся старших групп: Камилла Садыкова, Амина Гараева, Рената Миннибаева. Затем к нам присоединились художники Мидат Валиев, Юлия Галиакберова и неравнодушные к нашей идее выпускники. Школа предоставила нам небольшую мастерскую. Это позволило каждому желающему внести свою небольшую лепту в создание инсталляции.
Авторы проекта «Звуковой портрет Казанского Кремля»
Вообще, нам невероятно везёт: и в количестве желающих принять участие в нашем проекте, и в том, как разные обстоятельства помогают раскрыться той идее, которая давно витала в воздухе, но так и не была реализована. Так, например, во время звуковых прогулок нас непрерывно сопровождали звуки строительных работ. Сначала это напрягало: хочется услышать стук каблуков по брусчатке, что-то связанное со стариной, а слышишь дрель, скрежет. А потом мы поняли, что эти звучания «подталкивают» нас к созданию концепции. Казанский Кремль всегда находится в процессе стройки, он часто горел и регулярно отстраивался вновь, поэтому наша инсталляция будет находится в строительных лесах. Эти же леса выступят конструктивной основой для размещения наших объектов. Мы выполним их из «вечных» материалов: дерева, стекла, металла, как знаков метафизического звучания Кремля. И опять нам крупно повезло – весь материал мы находим в груде мусора, готового к вывозу с территории Казанского Кремля. Так в нашем распоряжении оказываются балки и брусья столетней давности, проржавевшая кровля — появляется новый виток в обрастании первоначальной идеи новыми смыслами. Старые дерево и металл требуют к себе особого внимания, приглашают к своеобразному диалогу — это очень интересно, идея обрастает дополнительными смыслами. Времени на реализацию не так много, но мы стараемся сделать проект лаконичным и ясным.
Работа над проектом «Звуковой портрет Казанского Кремля»
В итоге это будет пространство, окруженное строительными лесами, внутри которого окажется ряд знаковых объектов Казанского Кремля. Здание присутственных мест, несмотря на то, что оно выполнено из кирпича, мы сделаем из дерева, так как наши впечатления о нем теплые, приятные. Также мы интерпретируем Благовещенский собор и сквер рядом с ним. Благовещенский собор, постройка XVI века, обтекаемый, сводчатый, тёплый, как хлебушек, в нем нет вертикалей, свойственных для православных храмов XVIII-XIX века, поэтому и у нас он более живой, в нем нет геометрической четкости, мы делаем всё вручную. Долго шлифуем дерево, чтобы показать его фактурность. Крепостная стена — с одной стороны монументальная и средневековая, с другой — запросто пропускает звуки, врывающиеся сквозь бойницы. Её мы тоже делаем из дерева, но более брутально. Кул Шариф звучит холодно, поэтому для мечети мы выбираем стекло и металл. При этом все объекты будут звучать — это самый сложный момент в реализации, так как в этом мы не профессионалы. Но наши партнеры из технопарка «Авиатор» обещали помочь. Есть свои изюминки и в звуковом сценарии, но пока мы оставим их в тайне.
Будущее проекта
Мы хотим привлечь внимание горожан к звуковой компоненте нашего города на примере обращения к звучанию Казанского Кремля. По завершении звуковых прогулок участники высказали ряд интересных соображений: многим на площади мечети Кул Шариф не хватило звуков воды. В ответ высказалась идея с предложением установить фонтаны. Незрячие участники нашего мероприятия, чьё мнение чрезвычайно важно в этом вопросе, отметили, что около мечети не хватает щебета птиц и других природных звуков. Может быть, уместна посадка деревьев? Многих раздражает гулкость холла в мечети — возможно, в ней не хватает мягкости ковров, которые бы приглушили часть звуков? Такого рода предложения очень конструктивны. Добавляем несколько материальных объектов — и вот, невидимая, но слышимая часть среды становится более комфортной для пребывания в ней. Мы думаем, наш проект может стать началом серьезного диалога по экологизации звукового ландшафта.
 
Фото: Оля Нестерова