Вместо пустоты
 
Медиаарт     6 декабря 2018

Архитектор и урбанист, Ксения Гузнова и Илья Севастьянов, приехали в Казань из Москвы и Омска для того, чтобы работать в направлении соучаствующего проектирования. Сегодня они рассказывают о проекте «Вместо пустоты» как об альтернативном способе исследования пространства, с целью сделать его комфортным и понятным для жителей.

Расскажите о себе
Ксения Гузнова (Eye Eye): Я родилась в Ставрополе, училась и работала в Москве. В Казань переехала год назад и стала работать в бюро «Проектная группа 8». Основным принципом их работы является соучаствующее проектирование и вовлечение жителей в благоустройство общественных пространств. В модели соучаствующего проектирования архитекторы не просто работают в кабинете, а собирают людей, заинтересованных в создавшемся пространстве: горожан, администрацию, сообщества (велосипедистов, например) — и привлекают их ко всем этапам работы.

Я — одна из архитекторов, которые участвовали в проектировании бульвара «Белые цветы» по улице Абсалямова. Проект разработали «Проектная группа 8» и бюро «ПАРК» — это наши коллеги из Москвы. У нас было несколько обсуждений с жителями, которые проходили в формате проектных семинаров. Мы собрали заинтересованных: дали объявление в социальных сетях, вывесили на доски объявлений. На семинаре мы рассказывали про проект, жители задавали вопросы, а затем началась совместная работа под руководством модератора. Участники делились на группы, им выдали карту местности, на которую участники клеили стикеры: «футбольная площадка», «качели», «беседка» и т.д. — то, чем они хотели заниматься на территории. На обсуждении мы выясняли, почему они хотят так, а не иначе. Также жители попросили отразить в тематике бульвара роман Абдурахмана Абсалямова «Белые цветы», что и было сделано архитекторами проекта не только в названии, но и в малых архитектурных формах, озеленении пространства. На бульваре было высажено много белых цветов — гортензии, цветущие кустарники.
Ксения Гузнова
Ксения Гузнова (Eye Eye): Соучаствующее проектирование создано для того, чтобы показать горожанам, что они могут влиять на принимаемые властью решения, что проектируемое место принадлежит им, их мнение учитывается. Татарстан считается передовым регионом в этом направлении.

Илья Севастьянов: Я приехал в Казань пол года назад из Омска, где работал в «Проектной группе Public Speech», занимался образовательными событиями и организацией общественного участия в городских проектах. В Омске это по большей части развивается снизу, как гражданская инициатива. На муниципальном уровне спроса на профессиональную деятельность в этой сфере практически нет. Интересно было посмотреть, как в работает Казани республиканская программа по развитию общественных пространств.
Как возникла идея продолжить работу над завершенным проектом?
Илья Севастьянов: Задача общественного участия состоит не только в том, чтобы собрать людей на семинар, получить от них техническое задание, а потом спроектировать классное место. Жители участвуют на разных этапах: от исследований и технического задания до контроля за реализацией и культурной программы нового места. Поэтому мы придумываем разные форматы участия на разных этапах проекта. Это первая очередь бульвара. Вторая будет в следующем году. Сейчас архитекторы ее проектируют. Я присоединился позднее, мне важно включиться в общение с людьми и понять, как воспринимается территория.
С какой целью архитекторы взаимодействуют с людьми, какие у них планы на будущее?
Илья Севастьянов: Архитектор сейчас занимается не только архитектурой. Если он применяет методы соучаствующего проектирования — это история про гражданское общество и способ помочь людям присвоить город себе, почувствовать его своим, участвовать в его жизни, влиять и принимать решения о том, каким он будет. Решения, спущенные сверху вниз, зачастую не нужны людям и не бывают эффективны.

Ксения Гузнова (Eye Eye): Поэтому, разные форматы соучастия важны ещё и тем, чтобы привлечь как можно больше людей, укрепить их понимание принадлежности к территории, улучшить восприятие городских пространств в целом. Чтобы они не просто пробегали из дома на работу и обратно, заглянув в «Пятерочку», не обращая внимания на окружающую среду, а вникали в городской контекст.

Илья Севастьянов: Люди платят налоги и они должны понимать, на что они расходуются.
Илья Севастьянов
Как появился ваш проект?
Ксения Гузнова (Eye Eye): В его появлении в большей степени «виноват» Илья. Он приехал к нам и сказал: «Давайте придумывать, как развивать бульвар “Белые цветы” дальше». И они с коллегой придумали сумасшедшее количество разных форматов, одним из них был совместный видео-арт с горожанами, которые живут рядом и всеми заинтересованными в этом процессе. Но тогда у нас не хватило времени.

Илья Севастьянов: Иногда у нас не хватает ресурсов, чтобы сделать, все, что мы придумаем. Приходится от чего-то отказываться или придумывать более легкие форматы. Большая и длительная мастерская по исследованию идентичности территории спального района оказалась слишком масштабной идеей, чтобы проектировать один бульвар.

Ксения Гузнова (Eye Eye): Территория Ново-Савиновского района относительно новая, нам кажется, она немного безликая для людей.

Илья Севастьянов: Но бульвар добавил сюда идентичности. Если вы прогуляетесь по нему, то заметите, он отличается от других общественных пространств Казани: архитекторы выразили дух места в формах, узорах на брусчатке, дизайне. Там даже есть памятник парковке, который придумала главный архитектор проекта — Надежда Снигирева. Брусчаткой выложено одно парковочное место. Раньше здесь была автостоянка.

В общем, идея с исследованием трансформировалась. Мы сфокусировались на ощущениях людей и от нового бульвара, и от заброшенной стройки с парковкой неподалеку, и от дворов. И устроили небольшую прогулку с жителями, зафиксировали на видео то, на что они обращали внимание, что вызывало у них какие-то понятные чувства. Все это Ксения собрала в один видеоряд.

Ксения Гузнова (Eye Eye): Наше исследование-прогулку мы провели по принципу психогеографического дрейфа. Это почти научный термин, он появился во Франции во время Ситуационистского интернационала. Ситуационисты — это группировка художников-авангардистов, исследователей искусства во главе с Ги Дебором.
Ги Дебор (1931–1994) — философ, писатель, режиссер, революционер, организатор и участник скандальных акций — известен во многом благодаря своей активной деятельности в сфере политики и культуры послевоенной Франции. Основатель Ситуационистского интернационала (1957), Дебор развивал идею культурной и социальной революции, обретшей во второй половине XX века множество сторонников.
Суть метода в том, чтобы отключиться от привычного восприятия вещей и гулять по территории, руководствуясь ощущениями, чувствами, которые возникают во время этой прогулки. То есть идти не как обычно, а почувствовать отклик внутри «куда ты хочешь направиться?», отключить ум и совершать прогулку, ориентированную на восприятие пространства и себя в нем. Мы попытались изложить этот принцип для наших участников, сделали для них специальную инструкцию для того, чтобы они сориентировались; описали, что нужно сделать в процессе и добавили список чувств, к которым следует обратиться. Мне кажется, что городские жители редко обращаются к себе и идентифицируют чувства, которые они испытывают.
Инструкция для психогеографического дрейфа
Ксения Гузнова (Eye Eye): У нас была небольшая часовая прогулка, но её не хватило, многие хотели продолжить, несмотря на снег.

Для нас это был эксперимент, мы не делали такого раньше, не знали, получится ли у участников прислушаться к себе, сможем ли мы их направить. Но все очень живо включились в процесс, в каком-то смысле почувствовали себя детьми, которые ищут клад. После прогулки мы встретились с участниками, чтобы они отрефлексировали увиденное, а мы могли получше узнать, что они испытали и на что обратили внимание. Оказалось, что даже на неблагоустроенной части местности, где до сих пор паркуют машины, есть интересные объекты, которые вызывали у людей любопытство, притягивали их внимание. Люди часто интересовались «горами» — невысокими насыпями земли и строительного мусора. Мы можем использовать эти знания в проектировании второй очереди: ландшафт вызывает отклик у людей, возможно, эти горы нужно оставить и просто как-то преобразить, чтобы их было приятно использовать в прогулках. Это я перешла к тому, какой практический эффект можно получить от проекта, кроме того, что мы создаем видео-арт.

Из видеоматериала я собрала общую видеокомпозицию с дифференциацией по чувствам — с каждым видео люди присылали описания своих ощущений — чтобы показать, как разные люди видели бульвар с точки зрения чувств, которые они испытали.

Илья Севастьянов: Нужно заметить, что мы не авторы проекта, авторы — все те, кто гулял вместе с нами и собирал материал.
Какими были результаты анкетирования?
Ксения Гузнова (Eye Eye): Люди восприняли объекты по-разному. Печатная машинка — скамейки в форме кнопок с буквами татарского алфавита — многих оттолкнула, а у кого-то, напротив, вызвала любопытство.

Илья Севастьянов: Кто-то замечал яркие торшеры — камерные площадки на бульваре в форме кабинета писателя Абдурахмана Абсалямова, а кто-то более незаметные вещи, и снимал дворы или парковки.

Ксения Гузнова (Eye Eye): Мы не оценивали то, насколько понравился определенный объект. Нашей задачей было донести чувственное осознание пространства: чтобы люди поменяли свое представление о городской среде, как о наборе функций и городских сценариев, и восприняли ее как что-то, влияющее на их чувства и эмоции — включились в процесс, осознали себя в этом пространстве. Вторая задача — чтобы те, кто проживает рядом с бульваром и пользуется им, почувствовали его своим во время этой прогулки.

Илья Севастьянов: На самом деле, мы не можем быть на сто процентов уверенными, что люди почувствовали его своим… Мы предложили формат — кто-то на него согласился, кто-то в нём участвовал. Как минимум, это оказалось интересно не только нам.
Фото: Оля Нестерова