«Для знакомства с art&science, рекомендую посмотреть на уже существующую историю искусств под другим углом»
 
Медиаарт     8 февраля 2019

Международный куратор, искусствовед и специалист по управлению в сфере культуры Наталья Фукс рассказала TAT CULT о том, с чего следует начинать знакомство с медиа-артом, как нарабатываются кураторские навыки для работы с художественными и научными сообществами, и почему наследие «Прометея» открывает большие возможности для медиа-археологических разработок.

Медиа-искусство, медиа-арт, технологическое искусство, science-art — всё это об одном и том же?
Медиа-искусство — устоявшийся термин в академической среде, внутри которого существует некоторое количество разных жанровых определений, и, в частности, медиа-искусство, как художественную практику, часто описывают как art&science или art&technology. Во время зарождения этого термина у художников появлялись новые инструменты выразительности, которые не были традиционными на тот момент: все они, в основном, были связаны с технологией или с результатом научного прогресса. Поэтому основной средой для развития художественных практик медиа-искусства является технология и наука.
Наталья Фукс — международный куратор, искусствовед и специалист по управлению в сфере культуры. Основатель арт-практики ARTYPICAL. C 2018 года куратор и со-продюсер фестиваля современной культуры GAMMA. Заместитель директора и руководитель сектора мультимедийных программ Дирекции ГЦСИ в составе «РОСИЗО» в 2017-2018 гг. Куратор в Политехническом музее в 2013-2016 гг и директор по развитию «МедиаАртЛаб» в 2008-2012 гг. Международный советник Петера Вайбеля, ZKM Центр Искусства и Медиа (Карлсруэ, Германия), и Центра Barbican (Лондон, Великобритания).

В качестве медиа могут выступать различные инновационные инструменты и нестандартные средства выразительности, используемые художниками, — тогда мы получаем такие виды медиа-искусства как био-арт, net.art и другие. Технологии и медиа могут меняться, и зачастую использование конкретной технологии, конкретного медиа определяет название вида. Если мы говорим про net.art, то это работа, созданная исключительно для среды Интернет, с использованием сетевых технологий. Если мы говорим про био-арт, то это биология, как научная дисциплина, которая является средой для художника, и био-материалы в качестве средств выразительности.
С чего можно начать знакомство с медиа-искусством человеку, который далек от этого и никогда об этом не слышал? Каким образом можно заинтересовать его?
Я думаю, что стоит начать с истории медиа. Ведь даже античная культура или культура Средневековья тесно связаны с инновационными технологиями. Взять хотя бы полнокупольную храмовую роспись, которая является прямым предшественником нынешних технологий, связанных с полнокупольной видео-проекцией. Медиа-искусство, как концепция, не является специфическим аспектом XX века, — ведь взаимодействие художника и технологий зародилось давным-давно. Вопрос в том, как мы воспринимаем это, и в том, что термин «медиа-искусство» сформировался только тогда, когда традиционные инструменты художника окончательно стали массовой и единственной формой, определяющей искусство как рынок. Но далее технологический и научный прогресс, связанный с усиливающейся милитаризацией именно в XX веке, критически повлиял на осмысление инновационных выразительных средств и технологической эстетики. Поэтому я бы рекомендовала посмотреть на уже существующую историю искусств под другим углом, поинтересоваться, какие именно инновационные практики возникали в разные периоды, изучить причины возникновения и их связь с культурой и искусством.
Как в этом контексте можно изучать разработки «Прометея»?
Проект, который мы реализовали совместно с Дмитрием Морозовым / ::vtol::, — «Кристалл.Реконструкция» — был не просто реконструкцией, а переосмыслением объекта художниками нового поколения. «Кристалл» не сохранился на момент, когда у нас появился интерес к работе с ним: уцелели лишь останки. Но в архиве остались его эскизы, и мы поставили перед собой задачу посмотреть на это с позиции нового поколения кураторов и художников, переосмыслить объект с точки зрения цифровой культуры. Итогом переосмысления стало решение дать доступ к такого рода объектам, как можно более широкому кругу художников. В конце 60-х годов, когда создавался объект, управление им осуществлялось с помощью клавишного инструмента. Это полностью аналоговая машина: и свет, и звук управлялся без использования компьютера. Но сейчас для технологических художников, которые работают с такого рода объектами и темой звука, вопрос взаимодействия с музыкой связан именно с цифровой средой. Поэтому мы занялись имплементацией цифровой системы управления, чтобы предоставить возможность доступа к «Кристаллу» современному цифровому художнику, работающему с дигитальными технологиями.
Если взять человека, который владеет современными технологиями, и поработать с идеями Булата Галеева, получится нечто совершенно уникальное. Это одновременно и наше с вами общее прошлое, и новое слово, имеющее медиа-археологический контекст.

Димой была создана цифровая консоль, которая управляется при помощи наиболее популярного и доступного программного обеспечения: в силу того что оно бесплатное, любой может скачать его на компьютер, изучить управление и опробовать взаимодействие с объектом. Это совершенно другой подход, он в духе нашего времени, в духе всех социальных контекстов, которые связаны с историей open source в современных цифровых технологиях: все должно быть максимально свободно, распространяемо и доступно, цифровое знание в том числе, потому что это — залог нашего с вами развития и адаптации к жизни будущего.

Важно и то, что коллеги из «Прометея» позволили нам таким образом поработать со знаменитой светомузыкальной установкой. Также этот подход был высоко оценен Петером Вайбелем — куратором и директором ZKM Центра искусства и медиатехнологий в Карлсруэ, где мы выступили с проектом в 2016 году. Это признак того, что наши идеи развиваются в правильном направлении, наши действия релевантны для международного сообщества, а не только для локальной среды.

В ближайшее время мне предстоит еще один международный проект, связанный с наследием «Прометея». Он также связан с тем, чтобы дать международным авторам доступ к подобным архивам, чтобы они, во-первых, могли реанимировать их, во-вторых, показать, насколько инновационной была эстетика прежних времен. Важно подчеркнуть, что новое поколение, с точки зрения визуального языка и способа работы с технологиями, до сих пор действует примерно в том же контексте. Естественно с поправкой на то, что многие технологии уже существуют, а в каких-то эскизах Галеева не хватало современных технологий. Если взять человека, который владеет этими инструментами, и поработать с идеями Булата Галеева, получится нечто совершенно уникальное. Это одновременно и наше с вами общее прошлое, и новое слово, имеющее медиа-археологический контекст.
Как вы выстраиваете свои профессиональные коммуникации?
В любой коммуникации есть своя стратегия, и чем ты опытнее, тем яснее ориентируешься на то, чтобы эту стратегию зафиксировать, прописать, создать для себя определённую карту, маршрут, который для куратора, естественно, будет включать релевантные институции, архивы, коллекции, других кураторов, художников. Но после определённого количества лет подобного проектирования все превращается в интуитивную навигацию. И, наверное, так происходит у всех профессионалов. Поэтому сейчас я часто смотрю на то, как органически складываются события в отношении культурного производства в моей профессиональной жизни, как они возникают, — иногда это происходит спонтанным образом.
Для культуры и искусства очень важен голос творца. Некоторые вещи, связанные с произведением искусства, запрограммированы создателем. Мне кажется, что куратору очень важно в работе с каким-либо художником, с проектом или с пространством, уметь видеть самую глубину: то, что было задумано, чего хотел автор, как это должно было исторически развиваться.

Такая аналитика начинает включаться после определённого количества лет работы в это области. Мне нравится, что сейчас я нахожусь в этой фазе. У меня есть большой круг близких коллег-профессионалов в области медиа-арта в России, за рубежом, и практически во всех странах мира работа может быть налажена благодаря всем этим стабильным контактам.
Случалось ли в вашей практике создавать контакты между ученым и художником, которые раньше занимались работой исключительно в своей области?
В Политехническом музее в Москве я разрабатывала и запускала целую программу, которая была связана с междисциплинарным сотрудничеством ученых, художников и технологических специалистов. За время этой деятельности была возможность организовать большое количество коллабораций между учеными и художниками. Есть много примеров, когда в проектах участвовали ученые или исследователи, которые были заинтересованы не только в коллаборациях с художниками, но и в том, чтобы самим создавать новые произведения. В России все еще есть довольно много предубеждений, связанных с тем, что такие коллаборации могут быть успешными. Наверное, потому, что в современных институциях в России не налажена работа с экспериментальными архивами и коллекциями, и произведения, созданные совместно, попросту, не сохраняются. Кроме того, слишком мало медиа, которые об этом пишут, слишком мало информации о междисциплинарных проектах и творческих союзах в этой сложной области.
То есть, медиа-искусство нуждается в широком освещении?
Да! Это проблема, которая существует не только в России, но и на международном уровне. Мы все испытываем дефицит в площадках, на которых могли бы транслировать свои мысли. Обычно все происходит через социальные сети, что абсолютно нерелевантно для такого знания. Многие ключевые СМИ прямо говорят, что у них просто нет специалистов, которые могут писать про медиа-арт. И предлагают кураторам самим искать авторов для освещения крупных проектов. Но, когда ты глубоко погружен в процесс производства, достаточно тяжело заниматься вопросами коммуникации с внешним миром. Хотя я всегда этим занимаюсь одновременно с основной созидательной деятельностью, поскольку считаю своим долгом донести до зрителя содержание художественного образа всеми возможными способами.