Развитие современного искусства в регионах России — 4 совета от Дмитрия Галкина
 
Медиаарт     27 февраля 2019

Исследователь и теоретик цифровой культуры — о географии российского современного искусства, экспертном отборе заявок и о критериях оценки хорошего художника. 

В каких российских регионах, по вашему мнению, хорошо представлено современное искусство?
Пермь. Пермские коллеги молодцы. Отчасти благодаря «культурной революции» , там стала формироваться отдельная интеллектуальная тусовка. Кто-то пропагандирует и продвигает хорошую интеллектуальную литературу, приглашает актуальных авторов. Кто-то продолжает активно заниматься организацией крупных значимых событий в сфере современного искусства. Прежде всего, я имею в виду музей PERMM.

Вся эта инициатива изначально появилась «сверху». Заходила масштабно, дорого, скандально. Потом было разочарование. Но за прошедшие годы в городе и в регионе сформировалась благодарная публика, появились специалисты, которые делают выставки очень высокого уровня. Это удивительный опыт для регионов — сейчас все это, конечно, делается силами определенных людей, отличных специалистов.

Екатеринбург может выступить в качестве образцового примера. «Ельцин Центр» вдохнул в город какую-то новую жизнь, и дело даже не в самих выставках, а в том, насколько профессионально и хорошо все сделано. Там есть отличное галерейное пространство, где реализуются достойные проекты в области современного искусства. Уральский филиал Государственного центра современного искусства проводит масштабную Уральскую индустриальную биеннале современного искусства — одно из крупнейших событий в России. Серьезного международного уровня! Современное искусство буквально экспонируется на заводах, в цехах — в сердце индустриального Урала.

Неплохо дела обстоят в Краснодаре. Среди наших сибирских соседей лидерство, наверное, за Красноярском.
Как организован процесс отбора заявок на конкурс? Как вы рассматривали проекты людей, которые прислали свои заявки на TAT CULT LAB / медиаарт?
Процесс отбора заявок идет по очень простому принципу. Их два: художественная идея, то есть замысел. И, второе, уровень реализации: будет ли у художника достаточное количество времени для реализации своего проекта. Худший вариант, когда идея плохая и нет понимания того, как это можно превратить в реальный проект.
Среди наших заявок такие тоже были?
Конечно, и это абсолютно нормально. При этом я допускаю такой момент, что в заявках можно обмануться: во-первых, ты же не знаешь людей. Во-вторых, они могут написать одно, а потом ты столкнешься с чем-то, что может тебя в хорошем смысле удивить. И в плохом тоже может.
По какому пути стоит идти, чтобы развивать в своем регионе современное искусство?
Есть путь, по которому идут московские и питерские столичные институции: они привозят какие-то большие имена. «Политех 360» пригласил в этом году Джо Девиса, и это топовое имя в сфере art&science. Задача понятна — создать медийный шум и массовый интерес. Если вы делаете что-то свое, местечковое, то проигрываете в возможности создать громкий инфоповод.
Джо Дэвис (США) — художник, исследователь. В своей практике широко использует возможности современных технологий (лазерные телеоператорные системы, электронно-лучевое конструирование, оптические телекоммуникации, робототехника, микроскопия и др.). Осуществил ряд проектов с использованием генетических баз данных и новых биологических художественных форм на основе изысканий в области молекулярной биологии, микробиологии и биоинформатики.
Нужны заметные события. Как Екатеринбург или Пермь создают интерес к современному искусству? Большими событиями. Это событие должно быть масштабным — например, биеннале. Вы можете организовать свое, Казанское, биеннале технологического искусства: но для этого нужно собрать вокруг себя художников, обязательно сильного куратора.

Третий путь более скромный: можно идти медленно, печально, но все-таки идти. В такой истории я бы делал акцент на сложных образовательных решениях: организовывал мастер-классы и программы для художников и профессиональной среды, а также интересные развлекательные события для общегородской публики. Так, постепенно, можно создать сообщество профессионалов и любителей, которые будут что-то производить, куда-то ходить. В какой-то момент они могут произвести действительно что-то важное и начать участвовать в федеральных и европейских конкурсах. У Казани есть ряд, как минимум, географических преимуществ: столица рядом, Европа рядом. Кроме этого, уже существующая среда организации крупных событий. С этими событиями также нужно сотрудничать — у государства возникает потребность в том, чтобы создать интересные активности для приезжих гостей, чтобы им было что показать и рассказать. В сфере современного искусства в Казани было бы интересно переосмыслить творчество Булата Галеева и татарскую культуру. Много в татарской культуре того, за что можно взяться: ремесленный пласт, сельское хозяйство, животноводство. Не говоря про художественные элементы Ислама.

Ну и последний вариант — идеальный — когда нужно комбинировать и привоз людей с мировым именем, и биеннале, и образовательные небольшие события, но для этого нужен хороший менеджмент, деньги, профессионализм.
В одном из ваших материалов вы спрашивали художников, каким они видят мир современного искусства. Позвольте адресовать вам этот же вопрос.
Каким я вижу мир современного искусства? Многослойным. Первый слой — институции, которые не только декларируют, что занимаются современным искусством, а действительно им занимаются. Когда я говорю слово институция, то подразумеваю не только музеи и фонды, но также арт-рынок, продажи, аукционы. И, конечно, крупные общероссийские и международные события — их я тоже рассматриваю как институция.

Другой важный слой — содержание и обсуждение. То есть это разные дискурсы на тему того, на каком языке разговаривает современное искусство, с какими идеями выступают художники, в чем ценность создаваемых ими продуктов. Чем мне очень симпатично современное искусство — это открытое поле для обсуждения, споров, экспериментов, дискуссий, разоблачений, поисков и исследований. Пермская культурная революция, например, выстроилась вокруг дискурса русского бедного искусства.

Третий слой — это тусовка.
То есть?
Как ни крути, очень важно, к какой тусовке ты принадлежишь. Есть, конечно, личности, стоящие отдельно, поверх и над всеми, и есть отщепенцы. Но чаще всего сообщество само устанавливает границы и определяет список фамилий, которые сегодня и есть современное искусство.
По каким критериям можно определить, хороший это художник или нет?
Первый способ — выявить актуальность и насыщенность научно-технологического решения. Скажем, некоторые художники сферы art&science проводят профессиональные научные исследования, например, на уровне изучения стволовых клеток… На самом деле изучить это художнику — непросто. Еще, конечно, важна поэтика высказывания, как художник заявляет о своем проекте, как он это подает, насколько это интересно, провокационно, задевает разные важные темы, или даже раскрывает неожиданные стороны науки.
А тем, кто только начинает делать первые шаги в изучении научно-технологического искусства?
Для таких людей есть другой способ: вы просто берете шорт-лист какого-нибудь европейского научно-технологического фестиваля, в котором за вас уже все решили. Этот художник в списке? И хорошо.